«Герцогиня Герольштейнская» прописалась в Уфе

«Герцогиня Герольштейнская» прописалась в Уфе

Башкирский театр оперы и балета давно планировал поставить не самую известную — но в позапрошлом веке показавшуюся возмутительной — оперетту знаменитого француза Жака Оффенбаха. Жизнь в эпоху пандемии, лишенная какой-либо предсказуемости, сорвала всем театрам расписание премьер. Вот и «Герцогиня Герольштейнская» в постановке режиссера Филиппа Разенкова и дирижера Артема Макарова появилась в Уфе не с первой попытки из-за череды карантинов и ограничений.

Оперетта, даже классическая, считаясь легким жанром, редко оказывается на подмостках оперных театров, несмотря на благосклонность публики. У «Герцогини Герольштейнской» вообще сложная театральная судьба — она не выбилась в свое время в хиты. За прежние, советские годы можно вспомнить лишь немногие постановки в нашей стране. В 1963 году состоялась премьера в Ленинградском театре музкомедии (постановка Юрия Хмельницкого).

Прежде, в 30-х годах, к этой партитуре без всякого успеха обращался Московский театр оперетты. Дипломную работу делали выпускники 1986 года Щукинского училища (курс Марианны Тер-Захаровой и Александра Ширвиндта) и полвека спустя в Московской оперетте вернулись к «Герцогине»: спектакль поставил режиссер Владимир Курочкин. Но, даже несмотря на участие в нем Светланы Варгузовой и Татьяны Шмыги в главной роли, «Герцогиня Герольштейнская» на столичной сцене не задержалась.

Парадоксальность ситуации еще и в том, что Оффенбах считается основоположником французской оперетты против своей воли. Сам композитор не без основания считал свои опусы комическими операми. Но помимо шедевра — «Сказок Гофмана», все остальные сочинения «Моцарта Елисейских полей», как язвительно называли композитора при жизни, все равно считаются опереттами. «Герцогиня Герольштейнская» была написана Оффенбахом непосредственно вслед за великолепной «Парижской жизнью». Ее мировая премьера состоялась в апреле 1867 года — в дни открытия Второй Всемирной выставки в Париже. Тогда спектакль в театре Пале-Рояль посетил и прибывший на Всемирную выставку император Александр II — он даже уловил в «Герцогине» какие-то черты прабабушки, Екатерины II. Такая у оперетты особенность — всюду в ней улавливали что-нибудь знакомое.

У либреттистов Анри Мельяк и Людовика Галеви не было никаких указаний на конкретных исторических персон, но в каждой европейской стране они казались узнаваемыми. Австрия сочла оперетту оскорбительной для своего двора. Пруссия вышла из себя, узнав в героине одну из германских принцесс. В оригинале же оперетта сатирически высмеивает придворные нравы. Просто они, как правило, похожи друг на друга.

Юмор в оперетте — это как правило, но вещь с очень коротким «сроком годности». При экстремально банальной драматургии. Поэтому создание «собственных пьес» по мотивам первоисточника — практика распространенная, которой и в Уфе пренебрегать не стали. Русский текст к премьере написал режиссер Филипп Разенков, многозначительно изменив название в афише на «Герцогиня. G» и сопроводив спектакль стильным буклетом-комиксом.

Фото: Eurovision Song Contest/youtube.com
«Евровидение» в Роттердаме вновь пройдет без зрителей в зале
Радикализировать сюжет Разенков не стал, как и не стал рассказывать какую-то «свою» историю со скрытым смыслом. У него в тандеме со сценографом Эрнстом Гейдебрехтом вышло представление, ностальгирующее по лучшим образцам советской оперетты и советской кинокомедии.

Герцогиня (эффектная работа Ларисы Ахметовой) неуловимо напоминает героиню фильма Григория Александрова «Цирк». Ее нечаянно возлюбленный солдат Фриц (Владимир Орфеев) — Бумбараша. В суетливом трио — барона Пюка (Сергей Сидоров), очаровательно смешного принца Поля (Идель Аралбаев) и генерала Бума (Владимир Копытов) — невозможно не узнать легендарную гайдаевскую троицу: Труса, Балбеса и Бывалого. Все попытки этой компании затеять от безделья какой-нибудь военный поход выглядят нелепо: бутафорская крылатая ракета (вместо фигурирующего в тексте меча) напоминает что угодно, только не грозное оружие — тем более что дело происходит посреди постоялого двора при сюрреалистическом нашествии кур.

Оперным певцам, конечно, не всегда просто совмещать обязательную опереточную болтовню с пением, тем более что арии и дуэты у Оффенбаха скидок в вокале легкости жанра не предполагают. А русский текст, в данном случае, усложняет задачу солистам.

Оффенбах так искусно высмеял придворные нравы, что всюду в его оперетте улавливали что-нибудь знакомое
Стоит отдать должное оркестру под дирижерской палочкой Артема Макарова, проявляющему чуткость к изысканному стилю настоящей французской оперетты, которой хочется казаться оперой.

Зато публика абсолютно счастлива. Ее не стали погружать в трагические страсти, а подарили веселый вечер. Вот только жаль, что в этот раз обошлись без канкана, которого всегда ждут настоящие ценители классической оперетты.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>