Под Юхновом отыскали настоящую русскую деревню

Под Юхновом отыскали настоящую русскую деревню

В национальном парке «Угра» в Калужской области реализуется международный проект по сохранению традиционного облика русской деревни.
Ученые и архитекторы исследовали уже десятки населенных пунктов, выяснив, что культурный ландшафт исторических территорий стремительно деградирует. Его сохранение — вопрос не только сугубо научный. Если это удастся сделать, считают в нацпарке, сюда можно будет привлечь гораздо больше туристов, а значит — многократно увеличить возможность для развития этого уникального уголка Центральной России.

Село Сергиевское на Юхновском участке «Угры» признано исследователями классическим поселением средней полосы России. Его планировка ляжет в основу предложений по изменению правил застройки и землепользования для национального парка, которые предлагается внести в рамках проекта «Деревянная архитектура в культурном ландшафте: вызовы современности».

Этот проект, призванный помочь сохранению классических поселений с их планировкой, архитектурой жилых и хозяйственных построек, запустила некоммерческая ассоциация «Махаон» из Словакии. Он охватывает исторические территории России, Чехии, Словакии и Украины. Средства выделила Европейская комиссия — орган исполнительной власти ЕС. В нашей стране проект реализуется на трех природоохранных территориях — в нацпарках «Угра», «Кинозерье» в Архангельской области и «Ветлужье» в Нижегородской.

Сохранить остатки древнего Берендеева царства, не позволять произвольно менять историческую планировку и оставить в неприкосновенности основные типы построек — задачи как научного свойства, так и прагматические. По сути, это будет работать и на привлечение туристов, интересующихся своеобразием территории, которую они посещают.

Кстати, на первом этапе проекта ученые и архитекторы буквально облазили всю Калужскую область. В итоге отыскали, например, в архивах 26 планов местных деревень 1860 года и обследовали деревянные постройки более чем в 30 населенных пунктах.

— Здесь трудно, поскольку война прошла и многое разрушила. В Архангельской и Нижегородской губерниях сохранилось больше. Но и у нас все же нашли типичные постройки, — сообщил директор нацпарка «Угра» Сергей Гришенков.

К сожалению, проект слишком опоздал, сетует его координатор, помощник директора парка Валентина Карпова. Большинство деревень практически потеряны и безнадежно застроены чем попало. Искать аутентичность, как правило, приходится среди того фонда, что был возведен уже после войны. Но и это еще полбеды, утверждают специалисты, ведь возвращаясь на пепелища, люди строили практически такие же дома, что стояли здесь со второй половины XIX века. Но к началу века XXI-го и таких зданий осталось очень мало.

В дело включился фонд «Поддержка памятников деревянного зодчества» и, в частности, московский архитектор Анна Щетинина, один из кураторов фестиваля «Архстояние» в парке «Никола-Ленивец». По результатам экспедиций она сделала несколько макетов типичных для региона построек: жилого дома, сенника и погреба. Впереди создание целого каталога в помощь застройщикам, утверждает Сергей Гришенков.

Главными нарушителями аутентичности становятся дачники, которые ставят свои дома в деревнях, заботясь лишь о собственном комфорте
Главными нарушителями аутентичности становятся дачники, которые ставят свои дома в опустевших деревнях, заботясь лишь о собственном комфорте. При этом они стараются строиться поближе к водоемам. А в классической деревне дома у рек не возводили в целях безопасности: берегли жилища от бурных разливов. Сергиевское, например, вытянулось вдоль дороги. По одну ее сторону дома с палисадниками, по другую — амбары, клети, погреба.

— Дачники — основные разрушители культурного ландшафта — не живут в деревне, а отдыхают, традиционным сельским укладом не интересуются, а строить стараются на собственный вкус. Увидели где-нибудь в Голландии интересный дом и проектируют нечто подобное у нас. А в веками складывавшийся ландшафт это не вписывается. В классических деревнях, надеемся, такие постройки возводить будет запрещено. На месте старых, развалившихся, хозяева участков должны будут строить по каталогу — соблюдать красную линию, размеры построек, форму, цвет крыш, не ставить двухметровые заборы, где их и в помине раньше не было. Внутри может быть все что угодно, но снаружи должно быть аутентично, — отмечает Сергей Гришенков.

Правда, заставить дачников заниматься традиционными работами не получится, признает директор парка. А это уже стало туристической «фишкой» в Западной Европе и Белоруссии, когда туристы знакомятся не только с оригинальным обликом поселений, но и с местными ремеслами, сельским укладом. Впрочем, ситуация может измениться. Пока же в регионе в классических деревянных домах созданы два визит-центра.

Еще одна беда, порожденная уже советской эпохой, — людей, например, в Заборовке, пытались переселить в многоквартирные дома. Но, оказалось, авторы идеи смычки города и деревни не учли традиционный уклад, веками укоренявшийся в сознании крестьянина. Сельский житель никак не мог смириться с тем, что его лишили приусадебного участка, собственного скотного двора, наконец, личного амбара и погреба. И все это незаконно строилось где попало. В Заборовке такой «шанхай» возник на территории бывшей усадьбы среди вековых аллей барского парка. Это, конечно, тоже своего рода памятник эпохи — живописный в своем уродстве, соглашается Виктор Гришенков, но сомневается, что его можно превратить в туробъект.

Теперь главное, считают в нацпарке, чтобы в результате проект породил деловую активность местного населения. Жители, которых и так осталось не очень много, пока не заинтересованы в том, чтобы вживаться в новые условия и начинать заниматься турбизнесом, который мог бы придать и новый смысл деревенской жизни. Вяло реагирует на предложения нацпарка и большой бизнес. Как его расшевелить, пока не ясно.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>