Цирк Франдетти теперь в Большом. Премьера «Сказки о царе Салтане»

Цирк Франдетти теперь в Большом. Премьера «Сказки о царе Салтане»

Первой премьерой сезона в Большом театре стала «Сказка о царе Салтане» — взрыв красок и буря эмоций, опера Римского-Корсакова во всех смыслах получилась волшебной. Царевна-Лебедь бьется с коршуном под потолком, белка крутится в колесе, шмели летают по сцене, а от вышивки на костюмах не оторвать взгляд. Чем постановка напоминает кино и какие чудеса ждут зрителей всех возрастов — в материале .

И стар и млад

В театре не стали отходить от оригинала и одевать артистов в джинсы, а Тмутаракань превращать в Нью-Йорк.
«Мы хотели сделать абсолютно семейный спектакль, — признался режиссер Алексей Франдетти. — Здесь столкновение двух культур, Тмутаракани и города Леденца, мотив неполной семьи, ребенка, выросшего без отца. К слову, взаимоотношения между героями совершенно современные».

В итоге публику ждет настоящая сказка. Содержание пересказывать, наверное, не нужно, но классическое либретто магистра экономики Владимира Бельского с архаизмами, странными рифмами звучит тяжеловесно и непросто для понимания нынешним зрителем, особенно если ему или ей чуть больше шести лет. Так что лучше освежить в памяти пушкинский текст перед походом на спектакль, детям будет чуть понятнее, а родителям чуть интереснее — читать на больших, как для караоке, экранах текст, гадая, Пушкин или Бельский.

«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем, иль худо?
И какое в свете чудо?»

Создатели спектакля признаются, что удержать внимание нынешней аудитории, а тем более детей, — их первоочередная задача, ведь конкуренция с кино и интернетом колоссальная. Действие у Пушкина, как известно, развивается стремительно: знакомство царя Салтана с Милитрисой, отбытие его на войну и рождение сына, его рост «не по дням, а по часам». Такая быстрая смена сцен напоминает киносценарий, из-за чего длинные вокальные соло смотрятся немного инородно. Выручают сценические эффекты (проекции, быстрая смена освещения), феерия красок и акробатических номеров в исполнении 13 артистов цирка.
«Мы старались сделать альтернативу компьютерной игре в интернете, что-то очень настоящее, — говорит художник по костюмам Виктория Севрюкова. — Эта работа — сладкая мечта художника. Для меня самым главным было создать сказку своего детства, я делала консервативный театральный спектакль».

Для постановки сшили 340 костюмов, и ни один не повторяется. Когда артисты выходят на сцену — а часто на ней больше сотни исполнителей, — дух захватывает у всех зрителей. «Это большая работа, но она была настоящим кайфом», — заверяет Севрюкова и признается, что в свое время восторгалась иллюстрациями Ивана Билибина к опере.

Костюмы дополняют образ героев: многочисленные перья и блестки Царевны-Лебедь заставляют поверить, что она «днем свет божий затмевает, ночью землю освещает, месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит». Яркие и богато декорированные накидки и имитация кокошников Ткачихи, Поварихи и Сватьи бабы Бабарихи не оставляют сомнений в их алчности и коварности.
Многослойные, как сейчас модно, костюмы не мешают артистам — наоборот, помогают вжиться в образ.
Исполнительница роли Царевны-Лебедь Анастасия Сорокина заметила, что сначала ей было непривычно выступать с крыльями, в платье со множеством юбок и перьев, но потом она привыкла и радуется своеобразному фитнесу. Ведь хотя костюм и не тяжелый, он ограничивает движения и перемещение по сцене.

В каждом образе сочетаются утилитарность и красота. В итоге мрачный Коршун напоминает персонажа Бердмена из одноименного фильма, а знаменитый полет шмеля превращается в настоящее приключение Человека-муравья с акробатическими трюками. Облаченный в правдоподобный костюм белки артист крутится в колесе и жонглирует орехами, в которых «все скорлупки золотые», — это видно даже с последнего ряда балкона.
«Мы хотели, чтобы картинка была мощной и вызывала настоящий «ах!» у зрителя», — объясняет Севрюкова.

Декорации-трансформеры превращают дом трех сестер во дворец Салтана. Из-за кулис выплывает гигантский корабль с парусом (настоящий драккар) или стилизованный под Санкт-Петербург сказочный город Леденец.

Знаменитая опера Николая Римского-Корсакова вернулась в репертуар ГАБТа спустя 30 лет. Это уже четвертая версия сказки: первая была в 1913 году с декорациями Константина Коровина, потом еще две — в 1959-м и 1986-м, последняя сохранялась в репертуаре до 1989 года.

Убедиться в достоверности сказки можно на Новой сцене ГАБТа, премьерный блок спектаклей намечен на 27, 28, 29 сентября.
«Ну, теперь уж сказка вся: дальше сказывать нельзя!»

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>