Юлия Самойлова не смогла пройти в финал «Евровидения»

Юлия Самойлова не смогла пройти в финал «Евровидения»

В четверг вечером в Лиссабоне состоялся Второй полуфинал. По составу участников он считался более слабым, чем первый, поскольку в нем участвовал только один исполнитель, входящий в пятерку предполагаемых лидеров «Евровидения-2018» — Александр Рыбак из Норвегии. Но для российских болельщиков именно второй полуфинал был самым важным. Ведь в нем под номером 6 выступала представительница России — Юлия Самойлова.

Накануне полуфинала Юлия дважды репетировала на «Алис Арене». А в свободное время старалась меньше оказываться на солнце, поскольку в Лиссабоне с каждым днем все жарче. На улице, да и в зрительном зале. Если на первом полуфинале были заняты почти 90 процентов мест, то на втором, кажется, уже почти все 100. Хотя билеты стоили не дешево — в среднем по 60 евро.

Напряжения добавляло и то, что букмекеры явно принижали возможности нашей певицы. Если в начале недели Самойловой предрекали итоговое 26-е место, то в четверг утром «подняли» ее лишь совсем ненамного — на 24-е. Это очень обидно, если вспомнить, что в финале участвуют всего лишь 26 исполнителей (по 10 вышедших из Первого и Второго полуфинала плюс участники из «Большой пятерки» стран организаторов конкурса, да Португалия, как страна, принимающая 63-е «Евровидение»). От этого любой заволнуется.

Но Юля — человек стойкий, волевой и имела большой опыт выступления на конкурсах, да и перед большой аудиторией. И мы в нее верили. Вспомните хотя бы ее участие в телепроекте «Фактор А» или выступление на стадионе, во время церемонии открытия Параолимпийских игр. Да и песня I Won’t Break у Самойловой очень удачная — драматичный и неравнодушный крик души. Жанр его сложно определить: это одновременно и баллада, и исповедь. Таких номеров на «Евровидении-2018» было мало. И приветствовал зал Юлию очень благожелательно. Хотя небольшой помарки в исполнении избежать, увы, не удалось. Впрочем, как не смогла спеть со стопроцентным совершенством и еще почти треть соперников…

Зато Второй полуфинал, в отличие от первого, впечатлил стилистическим разнообразием.

Молдавское трио DoReDos представило лихое и азартное варьете. Зрелищное и по-телевизионному ярко, увлекательно срежиссированное. В песне My Lucky Day молдаване, как в нашей программе «Поле чудес», по очереди открывали клетки, будто в гигантском белом кроссворде. И всякий раз в нем оказывалось что-то выигрывающее и нужное: например, стройная фигурка солистки. Или звучное: кто-то из вокалистов или та же солистка-блондинка, но уже лихо распевающая в традициях парижского кабаре.

А Нидерланды снова привезли на «Евровидение» рок-группу. Waylon играют блюз-рок, умеют носить широкополые шляпы и уважают наследие Creedence Clearwater Revival. Еще жестче звучал венгерский хэви-метал коллектив AWS, хотя вокалист и не вытянул все ноты, но свою аудиторию ребята обязательно найдут. Да и спели венгры на родном языке — что в последние годы все больше входит в тренд на «Евровидении»…

Особое уважение во Втором полуфинале вызывали и артисты, продвигающие благодаря конкурсу народную песенную культуру своих стран. В первую очередь речь идет, конечно, о замечательном грузинском ансамбле Iriao… Из представителей стран бывшего СССР очень впечатлил и одессит Меловин. Сыграл в своем номере возрождение Дракулы, возникнув из сложной конструкции, сооруженной на сцене. Да и спел очень артистично, убедительно — и как актер, и вокалист…

Но в финал, который пройдет 12 мая, из 18 его участников смогли пройти только 10. Юлия Самойлова, увы, в их число не попала.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>