Антон Пимонов: Пермь — балетный город до мозга костей

Антон Пимонов: Пермь — балетный город до мозга костей

Петербургский хореограф Антон Пимонов принял труппу Пермского театра в разгар пандемии, когда были сметены не только планы сезона, но и весь отлаженный десятилетиями график балетной жизни. Ему пришлось одновременно знакомиться с труппой, обзаводиться руководительским опытом и искать способы существования в экстремальной ситуации. О том, как сложился первый год работы, мы поговорили после премьеры «Вечера на музыку русских композиторов», включавшего балет Пимонова на музыку Пятого фортепианного концерта Прокофьева.

Антон Пимонов: Был непростой сезон, в течение которого мы боролись с последствиями года, проведенного на изоляции. Самое важное, что случилось, — это более близкое знакомство и взаимодействие с артистами и педагогами. Мы в нашей профессии начинаем понимать, что за люди рядом, когда оказываемся вместе в репетиционном зале, когда в трениках прыгаем на репетиции. Может, я и ошибаюсь, но чувствую, что после премьеры «Концерта №5» и всего этого вечера была поставлена некая точка в завершении ознакомительного процесса между артистами и мной. Я старался дать артистам максимально непростые задачи: им сложно было и по счету, и по «физике», и музыкально. Мы вместе с труппой долго боролись, но честно и упорно не сдавались. Я был уверен, что труппа справится, нужно было дать им просто время переварить не всегда привычные ходы. В итоге вы видели реакцию публики. Я своими артистами горжусь.

Еще одной задачей, которую я сразу ставил себе, было более близкое взаимодействие со школой. Я помню свою учебу — с детства ученики Вагановской академии были заняты в спектаклях Мариинского театра и «варились» в театральной жизни. Понимали, ради чего наша учеба, что нас ждет. Поэтому я очень рад, что мы успели ввести в спектакли не только выпускниц, которые приходят в труппу в этом году, но и студентов первого и второго курсов. Это хорошая и нужная практика.

Вы согласились на предложение театра, уже имея опыт постановок в Пермском хореографическом училище. Совпали ли ваши предположения с реальностью?

Антон Пимонов: Наблюдая за труппой со стороны, ты ее видишь только на сцене. А сейчас я узнал всех изнутри. Впечатление другое, но оно позитивное, многообещающее, оно меня радует. Сейчас я уверен, что с этой труппой смело можно планировать подвиги.

Максимов: Балет «Чайка» — четкое, жесткое высказывание молодого поколения
Если вернуться к году пандемии, все уже наверстано и забыто? Или последствия сказываются?

Антон Пимонов: Мы очень долго выходили из этого пике. Тут надо обо всем театре говорить, не только о балете. Было много переносов оперных премьер с прошлого сезона — «Любовь к трем апельсинам», «Дон Жуан», а в балете прямо перед пандемией была сдача «Анюты», показ которой мы перенесли на октябрь, и перенос конкурса «Арабеск». На сегодняшний день могу сказать, что театр оправился от этих последствий и готов уже к любым испытаниям.

Большинство российских балетных компаний не пострадало кадрово, потому что уходить артистам было некуда. Вы же лишились своей «бразильской сборной», которая в последние сезоны вышла в труппе на ведущее место…

Антон Пимонов: Да, из бразильцев у нас остался один Марко Гонзалес. Троих остальных я даже не видел — в начале пандемии они вернулись в Бразилию и зависли там. Так что проблема с ведущими солистами у нас есть, весь сезон тянули две балерины — Полина Булдакова и Булган Рэнцэндорж. Задача сейчас — растить своих. Но на это нужно время, и делать это нужно разумно, потому что при бросании артистов на амбразуру можно просто сломать их, как физически, так и психологически.

Следующий сезон уже спланирован?

Антон Пимонов: Да, мы начинаем прямо с первых дней сентября — надеемся, что наконец ничто не помешает несколько раз откладывавшейся поездке на фестиваль «Context. Diana Vishneva» с «Шахеразадой» и «Шутом» Алексея Мирошниченко, запланировано три спектакля в Москве и два в Петербурге. Возвращаемся и приступаем к постановочным репетициям премьеры «Путеводителя по балету», которую должны показать в середине ноября. В конце февраля мы возобновляем «The Second Detail» Форсайта и «Свадебку» Килиана. И сразу после этого — к подготовке нашего участия в балетном конкурсе «Арабеск». На его открытии будет показан проект, посвященный «Дягилевским сезонам». Это идея руководителя «Арабеска» Владимира Васильева, я не готов рассказывать о нем в деталях, но четыре молодых хореографа будут готовить с нашей труппой новые постановки, вдохновленные спектаклями дягилевской антрепризы.

Фото: пресc-служба Пермского театра оперы и балета
Пермский балет представил премьеру худрука Антона Пимонова
Как человек для Перми новый как вы ощущаете, у города действительно особое отношение к своему балету, или оно из области преданий?

Антон Пимонов: Да. Пермь — балетный город до мозга костей. Пермский зритель любит и ценит театр.

А новое поколение вы не собираетесь привлечь в театр?

Антон Пимонов: Это мы обязательно будем делать, и как раз «Путеводитель по балету» — наша первая попытка. У театра давно была идея балетного спектакля для семейного просмотра, и в первую очередь для подрастающего поколения зрителей. Мне хотелось, чтобы была совершенно новая постановка — с новой историей, новым музыкальным материалом, новым хореографическим текстом. Все это мне помог структурировать в сценарии Богдан Королек. Мне кажется, даже когда люди ходят в театр, они не всегда понимают, почему один персонаж танцует так, а другой иначе. «Путеводитель» состоит из двух актов. И первый акт — исследовательская работа, теория: мы рассказываем простые, понятные всем вещи, почему балерина в пачке, почему она танцует на пуантах, что такое классический танец, что такое народно-характерный, что такое пантомима — в танце показываются все ключевые понятия балетного диалекта. Второй акт — это «Дивертисмент сказок» из «Спящей красавицы», где есть все языки танца, о которых мы говорили в первом акте.

У Пермского балета всегда было собственное лицо, не копировавшее столичные труппы. Каким видите Пермский балет вы?

Антон Пимонов: Сохраняющим традиции, которые были накоплены годами. Этот путь, который исторически сложился, я не хотел бы ни в коем случае радикально направлять в другое русло. У меня тоже бережное отношение к классике. Но в то же время хочется привнести что-то новое. Здесь идут спектакли Баланчина и Роббинс, еще есть замечательный вечер английской хореографии «Зимние грезы», потому что визуально и эстетически они оказались близки и пермским артистам, и зрителям. Нужно хорошо подумать и осторожно точечно выбирать названия, чтобы спектакли появлялись не для десяти показов, чтобы не одно поколение артистов выходило в этих спектаклях, и зритель любил эти спектакли. И, конечно, в планах сейчас большие названия балетов. К примеру, в ближайшем будущем это «Каменный цветок» Сергея Прокофьева», и, конечно же, нам нужна новая «Спящая красавица», не в плане хореографии новая, а в плане декораций и костюмов. Эти два названия — лишь малость из того, что в планах на ближайшее будущее.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>