Быстрого импортозамещения в ИТ не случится

Быстрого импортозамещения в ИТ не случится

Факторы, влияющие на ИТ-рынок в 2022 году, очень разнонаправленны. Первая реакция региональных ИТ-компаний на введённые санкции была очень бурной, поскольку ИТ-бизнес по своей природе глобален, большинство компаний существенную часть продаж осуществляют на зарубежных рынках. Стало очевидно, что новые обстоятельства сильно осложнят взаимодействие с партнёрами, а санкции — доступ к технологиям, аппаратному оборудованию. В то же время с начала весны ряд крупных компаний, производящих ПО и сетевое оборудование, покинули российский рынок, увеличив тем самым дефицит на внутреннем рынке и создав предпосылки для активного импортозамещения. При этом государство оперативно поддержало ИТ-сектор, введя несколько адресных мер поддержки, а в июне был подписан указ, разрешающий параллельный импорт. «Эксперт ЮГ» вместе с руководителями региональных ИТ-компаний разбирался с тем, каким в результате было воздействие этих многочисленных факторов на рынок, который, как мы показали в рейтинге крупнейших ИТ-компаний ЮФО, 2021 год закончил со средним приростом выручки в 15%.

Быстро заместить импорт не получится
«Для ИТ-компаний России и нашего региона все эти факторы создают новые большие возможности, — говорит Александр Букуров, генеральный директор агентства “Вэбпрактик”. — Есть пять уровней импортозамещения в ИТ. По верхним уровням точно есть и российские аналоги, и opensourсe-проекты. Это касается прикладного ПО, инфраструктуры и экосистем. По офисному ПО и операционным системам есть сложности, так как это более дорогие инвестиции. С “железом” у нас системные проблемы, с магистральным оборудованием каналов связи, с некоторыми компонентами для компьютеров. Мы отстали на несколько лет по сравнению с мировыми лидерами. Необходима детальная государственная программа импортозамещения, чтобы на горизонте 10-15 лет появилось критически важное для страны оборудование. У нас всё для этого есть: инженерная школа, понимание потребностей отрасли. Нужны реинжиниринг технологий и системное финансирование этих проектов».

По словам Букурова, пока такая работа не проведена, многие предприятия будут испытывать нехватку оборудования. Это прежде всего компании сотовой связи, крупные промпредприятия, которые использовали в своём цикле оборудование западного производства.

«Отечественный бизнес начинает жить в новой реальности и решать на ином качественном уровне задачи по развитию, их круг сейчас расширился, — отмечает Максим Болотов, гендиректор “Иностудио Солюшинс”. — Очень важно обеспечить не просто импортозамещение, а технологический суверенитет нашей страны в условиях, когда многие вендоры не просто ушли, а отказали в предоставлении услуг и поддержки своих программных систем. Это приведёт к структурным изменениям не только в ИТ, а во всех отраслях. Поскольку сложно сейчас представить отрасль, которая смогла бы эффективно работать без применения информационных систем».

«Конечно, очень печально, что крупные мировые производители технологий покинули РФ, образовался вакуум на рынке, который параллельный импорт не сможет заполнить, — говорит Алексей Тактаров, гендиректор компании “Юбитэк”. — Рынок ИТ создавался годами, огромной работой, успешными проектами и разветвлённой партнёрской сетью. За полгода проблему не решить, необходимо время, чтобы выстроить новые связи, создать импортонезависимость в сфере цифровых технологий. Или подождать, когда изменится политическая ситуация, чтобы вернулись те, кто хочет работать с российскими заказчиками».

Факторы, влияющие на ИТ-рынок в 2022 году, очень разнонаправленны. Первая реакция региональных ИТ-компаний на введённые санкции была очень бурной, поскольку ИТ-бизнес по своей природе глобален, большинство компаний существенную часть продаж осуществляют на зарубежных рынках. Стало очевидно, что новые обстоятельства сильно осложнят взаимодействие с партнёрами, а санкции — доступ к технологиям, аппаратному оборудованию. В то же время с начала весны ряд крупных компаний, производящих ПО и сетевое оборудование, покинули российский рынок, увеличив тем самым дефицит на внутреннем рынке и создав предпосылки для активного импортозамещения. При этом государство оперативно поддержало ИТ-сектор, введя несколько адресных мер поддержки, а в июне был подписан указ, разрешающий параллельный импорт. «Эксперт ЮГ» вместе с руководителями региональных ИТ-компаний разбирался с тем, каким в результате было воздействие этих многочисленных факторов на рынок, который, как мы показали в рейтинге крупнейших ИТ-компаний ЮФО, 2021 год закончил со средним приростом выручки в 15%.

Быстро заместить импорт не получится
«Для ИТ-компаний России и нашего региона все эти факторы создают новые большие возможности, — говорит Александр Букуров, генеральный директор агентства “Вэбпрактик”. — Есть пять уровней импортозамещения в ИТ. По верхним уровням точно есть и российские аналоги, и opensourсe-проекты. Это касается прикладного ПО, инфраструктуры и экосистем. По офисному ПО и операционным системам есть сложности, так как это более дорогие инвестиции. С “железом” у нас системные проблемы, с магистральным оборудованием каналов связи, с некоторыми компонентами для компьютеров. Мы отстали на несколько лет по сравнению с мировыми лидерами. Необходима детальная государственная программа импортозамещения, чтобы на горизонте 10-15 лет появилось критически важное для страны оборудование. У нас всё для этого есть: инженерная школа, понимание потребностей отрасли. Нужны реинжиниринг технологий и системное финансирование этих проектов».

По словам Букурова, пока такая работа не проведена, многие предприятия будут испытывать нехватку оборудования. Это прежде всего компании сотовой связи, крупные промпредприятия, которые использовали в своём цикле оборудование западного производства.

«Отечественный бизнес начинает жить в новой реальности и решать на ином качественном уровне задачи по развитию, их круг сейчас расширился, — отмечает Максим Болотов, гендиректор “Иностудио Солюшинс”. — Очень важно обеспечить не просто импортозамещение, а технологический суверенитет нашей страны в условиях, когда многие вендоры не просто ушли, а отказали в предоставлении услуг и поддержки своих программных систем. Это приведёт к структурным изменениям не только в ИТ, а во всех отраслях. Поскольку сложно сейчас представить отрасль, которая смогла бы эффективно работать без применения информационных систем».

«Конечно, очень печально, что крупные мировые производители технологий покинули РФ, образовался вакуум на рынке, который параллельный импорт не сможет заполнить, — говорит Алексей Тактаров, гендиректор компании “Юбитэк”. — Рынок ИТ создавался годами, огромной работой, успешными проектами и разветвлённой партнёрской сетью. За полгода проблему не решить, необходимо время, чтобы выстроить новые связи, создать импортонезависимость в сфере цифровых технологий. Или подождать, когда изменится политическая ситуация, чтобы вернулись те, кто хочет работать с российскими заказчиками».

Открытый урок для продвинутых Linux админов
Разберём как с помощью контроллера автоматизировать повторяющиеся операции.
Реклама

otus.ru
Параллельный импорт проблему не решит
Как заявил Евгений Костин, заместитель директора по развитию бизнеса и продажам компании «Программные технологии», запрет на поставку программного обеспечения и технологий создаст сложности с поддержанием инфраструктуры для выполнения разработок как в плане обновлений ПО, так и расширения и обновления оборудования. По его словам, есть надежда на параллельный импорт, если он будет включать обновления ПО и оборудования.

«К сожалению, думаю, что поставки оборудования и ПО по схеме параллельного импорта не помогут решить проблему с нехваткой оборудования, — считает Павел Седаков, генеральный директор “Оджетто Веб”. — С ПО не всё так страшно, как раз в этом смысле параллельный импорт и разные обходные маневры помогут. Да, есть неудобства, у кого-то, включая нас, будут серьёзные проблемы, но индустрия в целом справится. А вот с “железом” всё гораздо более серьёзно. Вычислительные мощности требуются огромные, и потребность растёт год от года. Не думаю, что можно настроить альтернативные поставки того же объёма, что были раньше. У ребят, которые производят электронику, вообще катастрофа, они остаются без элементной базы. Для малых серий привезут в чемоданах, конечно, но если что-то крупнее…»

«Тут такое дело: если бы у всех ушедших были “отечественные дублёры”, то они бы возрадовались и заняли рынок, но это не так — и “полных аналогов” не существует, — говорит Михаил Филиппенко, генеральный директор “Фаст Репортс”. — К нам иной раз обращаются, чтобы заместить нами сразу несколько инструментов в одной инфраструктуре. То есть многого просто нет. И быстро не заменить. По имеющейся у предпринимателей информации, сейчас проверяющие органы не проверяют лицензионность использования ПО и железа, но цивилизованности всё это рынку не добавляет».

Системных проблем не случилось
Весной ожидания у некоторых руководителей были гораздо более мрачными, чем реалии сегодняшнего дня.

«Потребность России в процессорах исчисляется миллионами, — говорил на мероприятии ”Эксперта ЮГ” в конце марта Евгений Галалу, директор компании “Диалог Телеметрия”. — Да, мы будем получать процессоры отечественные, но они будут в десять раз дороже и в пять раз менее производительными. А других какое-то время не будет. “Железо” избаловало программистов. Они отвыкли от того, что оперативная память может изменяться мегабайтами, а не гигабайтами. А сейчас всё будет достаточно жёстко, и нужно будет всё оптимизировать. А заменить Cisco на Huаwei это, конечно, хорошая идея. Но если на Huаwei надавят, то что будет тогда? Безусловно, всё временно. Поэтому сейчас предстоит выгребание всех складов и оптимизация».

«В настоящее время не видно, чтобы вызванный оттоком компаний потенциальный дефицит аппаратного обеспечения блокировал работу ИТ-компаний или создавал для них системные проблемы, — замечает директор региональных центров “АксТим” Дмитрий Горынин. — Это объясняется двумя факторами. Во-первых, у самих ИТ-компаний и крупных поставщиков оборудования были сформированы запасы. Во-вторых, ИТ-компании в данный момент не заняты значительным расширением бизнеса и производства. Рынок находится в стадии адаптации. Эту стадию можно пройти на действующих мощностях и своевременно сформированных запасах аппаратного обеспечения. Если говорить о среднесрочной перспективе, то схема с параллельным импортом персональных рабочих станций, серверного или сетевого оборудований теоретически возможна, но пока не выглядит как решение. Пока крупные поставщики не готовы предложить поставку оборудования от производителей-лидеров западного мира по этой схеме. В результате предлагается продукция либо отечественных производителей, таких как “Аквариус”, либо производителей из Китая».

Отток кадров, его масштабы и последствия
Есть и ещё одна причина, по которой импортозамещение не может пройти быстро, — российские ИТ-компании и на момент начала всех событий были завалены работой, у них просто не хватает производственных мощностей для решения новых задач.

«Мы не можем быстро воспроизвести аналоги тех или иных продуктов, поскольку за многими стоит большая история их производства, компетенций, которые накапливаются для каждого продукта, — говорил Максим Болотов на мероприятии в рамках проекта “ИТ-песочница”, который реализуют РРАПП и “Эксперт ЮГ”. — Быстро их с нуля переписать — это очень оптимистично. Эти компетенции надо нарабатывать, а нарабатываются они годами. Нам этот путь пройти ещё придётся. Но я вижу, как загружены сейчас компании, они как работали в полную загрузку, так и работают. Что-то взять на борт в настоящий момент довольно проблематично. Возможно, не хватает человеческого капитала, чтобы новые возможности использовать. Опять мы возвращаемся к кадровому вопросу и к тому, как сделать так, чтобы в пределах досягаемости у нас был достаточный запас или поток кадров».

Кадры — больная проблема ИТ-рынка, обострившаяся весной, когда появились многочисленные сообщения о том, что ИТ-специалисты уезжают из страны. Так, надо сказать, сделали не только специалисты, но и некоторые игроки южного рынка. Конечно, этот процесс не добавлял производительности ИТ-компаниям, но в целом, говорят руководители, обошлось без потрясений.

«Отток специалистов из региона был, это можно судить по предложениям офисных помещений, оставшихся от ИТ-компаний, это факт, — признаёт Максим Болотов. — При этом многие освободившиеся помещения уже заняты другими ИТ-компаниями. С проблемой оттока не нужно бороться, её нужно решать ещё более усиленно, чем до СВО. Создавать комфортные условия для работы ИТ-специалистов, максимально комфортные условия для ведения бизнеса».

«Мое личное мнение: эта тема сильно преувеличена, стараниями прессы первым делом, — считает Павел Седаков. — Безусловно, кто-то уехал, но, во-первых, цифры совсем не те, о которых писали, во-вторых, многие уже вернулись. Из нашей компании не уехал никто. Из моего личного круга знакомых — а это в основном айтишники — по пальцам пересчитать. В общем, этот вопрос серьёзным не считаю, масштабы не те».

«Проблема оттока кадров главным образом коснулась компаний, которые в своей работе были завязаны на заказчиков и партнёров из Западной Европы и США, — говорит Дмитрий Горынин. — Основная часть таких компаний и коллективов были сосредоточены в Москве и Петербурге. Поэтому из столиц наблюдается гораздо более высокий отток. В настоящий момент отток продолжается. При этом я считаю, что именно сейчас он носит безвозвратный характер. Если весной многие принимали импульсивные решения о переезде, то сейчас это уже взвешенные и подготовленные решения. Но отток ИТ-специалистов из России на моей памяти был всегда. Сейчас он просто стал гораздо заметнее, так как его масштабы выросли на порядок или даже на два порядка. Восстановить статус-кво в этом вопросе помогут стабилизация ситуации и позитивные тренды в экономике страны или хотя бы потенциальное восстановление связей с западным миром».

«Большая часть покинувших Россию сделали это спонтанно и уже вернулись обратно, переосмыслив ситуацию и оценив перспективы, — рассказывает Александр Букуров. — Но есть другая часть ИТ-специалистов, которые были тесно связаны с международными ИТ-компаниями, и им предложили программу переезда вместе с семьёй. Это опытные сотрудники, они носители ключевых технологий и очень ценны для компаний. Вот эти специалисты вряд ли вернутся в Россию. В основе ИТ всегда находятся люди, а образование — это ключевая точка роста человеческого капитала. Поэтому надо системно заниматься кадрами и их развитием».

Сам Букуров возглавил в начале этого года фонд «Развитие ИТ-образования», который объединил около десятка ИТ-компаний региона, чтобы помогать вузам улучшать ИТ-образование.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>