Фестиваль балета Dance Open в Петербурге привез премьеры и сенсации

Фестиваль балета Dance Open в Петербурге привез премьеры и сенсации

Dance Open пришел к двадцатому сезону со стальными мускулами и такими же нервами: полтора года мерцающего локдауна смели планы с апреля на ноябрь, но фестиваль выжил и оживил афишу. Новую публику он завербовал мультимедийной «Балетной азбукой» хореографа и хорошего рассказчика Алексея Мирошниченко. Приунывших петербуржцев — легендарным чуть заносчивым Национальным балетом Испании, представившим премьеры этого года как высший класс сценического фламенко.

По гамбургскому счету все очень ждали «Золотой сезон» голландской компании Introdans, только что отметившей 50-летие и знаменитой умением работать в любом современном стиле. Голландцы не подкачали и впечатлили в тройчатке самых востребованных сегодня авторов. Их Kaash («Что, если») Акрама Хана похож на идущий на сцене МАМТа спектакль с тем же названием как на дальнего родственника — сходство есть, а люди разные. В версии голландцев он компактен, прозрачен, свободен от липучей российской драматизации и легко разводит традиционный индийский катхак по несимметричным линиям современного танца.

Премьерная в России «Прогулка» Роберта Баттла с легкостью адаптирует к сцене массовый стрит-данс. А премьерная «Причуда» Александра Экмана, снабженная его фирменным на грани иронии юмором, бьет рекорды по обаянию. У Экмана залезшая на кучу стульев толпа весело задирает равнодушного к ней героя, а дальше каждый желающий примеряет на себя его статус, продвигая естественную для Introdans мысль о химере условностей. Тут же, в процессе, выясняют отношения пары — от кокетства и затяжного поцелуя до оплеухи и усталого «орать больше не о чем».

Гала фестиваля Dance open — традиционно сундук с подарками. Контрасты быстро-медленно, камерный-массовый тут соблюдают свято. В этот раз по части исполнительского мастерства обозначилось дивное по природе неравенство: Анастасия Сташкевич (Большой театр), Мелисса Хэмилтон (Королевский балет Великобритании), Фридеманн Фогель (Штутгартский балет), Кимин Ким (Мариинский театр) даже не тянув одеяло на себя, смотрелись лучше своих партнеров. По части выбора репертуара каждый исполнял то, в чем давно силен: россияне за одним исключением академическую классику, иностранцы — опусы современных авторов. На этом понятном фоне нежным ретро смотрелись дуэт советских комсомольцев из «Светлого ручья» Алексея Ратманского (Анастасия Сташкевич-Игорь Цвирко, Большой театр) и дуэт с револьвером из балета «Майерлинг» Кеннета Макмиллана (Элиза Баденес-Фридеманн Фогель, Штутгартский балет) — и дивная скромница Сташкевич кого угодно убеждала без револьвера.

Фото: Ксения Жаворонкова
Когда выезжать за границу сложно, а публика скучает по живому театру, Dance open очень кстати умудрился показать на гала четыре новых для России спектакля. К уже помянутой демократичной «Прогулке» Introdance другая компания, Дрезден-Франкфурт Данс, добавила «Высокую породу» Якопо Годани — многофигурный гипнотизирующий танц-поток от затянутых в алые трико бескостных артистов — такая витаминная инъекция цвета в серое время года. Стильные испанцы Компании Антонио Нахарро подкинули огонька, придержав страсти до общего финала. Но самым важным и гораздо шире, чем для танцевального мира, стал негромкий фрагмент четверки солистов Английского национального балета. Превратившийся буквально на глазах в мастера психологического текста Юрий Посохов представил людей и их обстоятельства в балете «Бессмысленная доброта» по роману Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Удивительно, что знаковый роман нашей культуры появился в искусстве танца, показан артистами Английского национального балета и введен в российский обиход как негромкая сенсация Dance open, до последнего момента не уверенного в приезде гостей. Знакомство с такими премьерами делает сезон. Финал гала Dance open всегда пробирает до слез, а уж сейчас назло пандемии, визам и похудевшим бюджетам бойкая пляска на неаполитанской улочке стала счастьем (сцена из «Кантаты» Мауро Бигонцетти). Начал ее умный Introdance, подхватили навернувшие фуэтэ и туры солисты, а потом набежали испанцы, и со сцены посыпались искры. Вот за этим и делают фестивали — чтоб зажечь, осветить и, главное, согреть. Молодцы, что справились.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>