Фетисов, Гершкович, Захаров обсудили перспективы российского спорта во время санкций

Фетисов, Гершкович, Захаров обсудили перспективы российского спорта во время санкций

— Текущая ситуация с российским спортом настолько негативна, настолько сильна вакханалия вокруг него — нас исключают, нас не допускают, нас игнорируют… Что с этим делать Вячеслав Александрович?

Фетисов: Ситуация на самом деле непростая. Мне кажется, что все, что необходимо сейчас сделать, это обратить весь ресурс вовнутрь. Пересмотреть все методики подготовки. Посмотреть, где сегодня нет достаточной инфраструктуры. Особенно переподготовка детских тренеров и методик, по которым мы работаем. Появилась возможность все это пересмотреть. Найти свой путь.

Наш спорт начал развиваться после Великой Отечественной войны в плане международного сотрудничества, участия во всех соревнованиях. Но мы пришли туда не мальчиками для битья. Примером является хоккей. Через шесть лет, как мы начали играть, мы стали чемпионами мира. А через восемь лет Олимпийскими чемпионами. Все это дал наш внутренний стиль. Плюс тренеры, которые родились «не по профилю», а изучая опыт и находя решения в других видах спорта. Например Тарасов некоторые вещи подсматривал в Большом театре и у Игоря Моисеева. Мы тогда опередили время. И сегодня мы можем многое для себя почерпнуть.

Историю нашего спорта, которую мы немного подзабыли, надо рассказывать нашим детям. Есть много вещей, которыми можно себя занять. И нужно с оптимизмом смотреть в будущее.

— В 1952 году, когда мы снова вошли в Олимпийскую семью, в общекомандном зачете мы заняли второе место. Настолько мощным был ресурс советского спорта.

Фетисов: Да, это о многом говорит. Самое главное — самобытность. Мы многое в мире делаем лучше других. А сегодня до смешного доходит — наших хоккеистов обучают катанию канадцы. Абсурд. Мы ездили в Тулу по приглашению губернатора Тульской области на спортивный праздник. И Федерация хоккея привезла канадского специалиста, чтобы он мастер-класс провел для наших детишек. Переводчиком у него был Сергей Федоров. Самый лучший хоккеист в истории мирового хоккея, катающийся до сих пор лучше всех. Канадец что-то рассказывает, а Федоров, который может лучше всех показать, как это делается, переводит. Этот абсурд надо каким-то образом нивелировать. И заниматься собственным развитием.

— Руслан Альбертович, как вы текущую ситуацию оцениваете?

Захаров: Я во всем стараюсь видеть плюсы. Как действующий спортсмен, уже определил для себя приоритеты. Этот сезон, скорее всего, пройдет внутри нашей страны. И плюсом является то, что все ведущие российские спортсмены сейчас будут выступать только на Кубке и Чемпионате России. Последние десять — пятнадцать лет такого не было, потому что внутрироссийские соревнования всегда проводились параллельно с международными. Юные спортсмены практически не видели наших лидеров. Теперь, когда мы будем вместе соревноваться, надеюсь на всплеск среднего, если можно так сказать, уровня конькобежного спорта и шорт-трека. Ребята, кто не дотягивает до нормативов мастера спорта, смогут подтянуться, потому что они будут тренироваться вместе с нашими сильнейшими спортсменами. Все учебно-тренировочные сборы, начавшиеся в мае этого года, проходят в России и Белоруссии. Состав сборной после Олимпийских игр обновился практически на восемьдесят процентов. Я сейчас тренирую группу длинных дистанций. И с нами тренируются пятнадцати — шестнадцатилетние ребята. У меня появилась возможность передавать им свой опыт. Так что наше подрастающее поколение сейчас оказалось в хорошей ситуации.

— Нет худа без добра?

Захаров: Во всем нужно искать позитив. Конечно, мне хочется выступать на международной арене, выигрывать чемпионаты мира, бить мировые рекорды. Уверен, что в ближайшие несколько сезонов у меня появится такая возможность.

— А как в футболе обстоят дела?

Гершкович: Фетисов сейчас парой фраз четко показал, что сейчас нужно делать Это инфраструктура, тренеры. Прежде всего детские тренеры. Объединение отечественных тренеров долгое время пытается обратить на это внимание. Появилась передышка. Ее надо грамотно использовать. Создать программу по развитию детско-юношеского футбола. И первым пунктом в ней написать «Подготовка детских тренеров». Без этого мы никуда не сдвинемся. Этими вопросами должны заниматься профессионалы. Не те, кто видит футбол со стороны, а те, кто внутри. Взгляд со стороны профессиональным никогда не бывает. Нужно опираться на тех, кто с детства в футболе, кто имеет знание и опыт. Нельзя забывать то, что было у нас хорошего. Случай, о котором рассказал Фетисов, надо в вашу рубрику «Пятерка анекдотов» в газете поместить. О том, что Федоров работает переводчиком у какого-то канадца.

Фетисов: В чем самобытность того же хоккея? Появился талантливый тренер, собрал группу мальчишек — так было в Киров-Чепецке, Пензе. Челябинске, Воскресенске, других городах. А сейчас все по одной методике, всех под одну гребенку готовят. В игровых видах спорта должна быть самобытность. Как только что сказал Гершкович, нельзя построить команду, если ты не играешь в эту игру. Точно также нельзя создать лигу, если ты в похожей лиге не играл, если не знаешь, как она работает изнутри. Так называемые «чудо-менеджеры», пришедшие в спорт, что-то знают. Но это знают и другие. А что-то свое знают только те, кто прошел весь путь с самого начала. Важная задача сегодняшнего дня — вернуть в спорт профессионалов.

— Во многих футбольных и хоккейных школах сегодня ребенок не успевает получить мяч или шайбу, как тренер уже кричит: «Отдай ближнему». Как поднять престиж детских тренеров? Вячеслав Александрович, вы были самым эффективным министром спорта у нас. Что делать?

Фетисов: Не хватило пары лет, чтобы запустить такую программу — слишком много задач стояло, которые надо было решать. Но пару законов успел, в том числе и о спортивной подготовке, где были прописаны стимулы для тренеров, совершенно новый уровень оснащения, методическое сопровождение. Я точно знаю, что любой руководитель может спрашивать со своих подчиненных только тогда, когда создал им максимальные условия. К сожалению, сегодня рынок детского хоккея со всеми поборами с родителей, составляет десятки миллионов долларов. Это очень серьезный рынок. Как только тренер у родителей за что-то взял деньги, он тренером уже никогда не будет. А вот если ему платить за то, что он вырастил хорошего хоккеиста или футболиста. Или баскетболиста, вышедшего на уровень национальной команды — совсем другой подход. К тому же возникает дискриминация — в семьях, где нет денег, дети не могут заниматься хоккеем. Плюс тренировки семь дней в неделю. Дети должны знать другие виды спорта. Вдруг в десять лет ему захочется чего-то другого? А его уже никуда не возьмут, потому что в десять лет он уже никому не нужен. Это тоже абсурд.

— Вы в двенадцать лет попали в ЦСКА?

Фетисов: В десять. Мне недавно один большой начальник звонил. Просил о помощи. Говорил, что его внука выгнали из одного клуба. Я спросил, сколько внуку лет — он говорит «Десять». А меня только в десять лет приняли в клуб. А сейчас в таком возрасте уже выгоняют. Мне не дадут соврать присутствующие здесь — мы умели играть во все. Это преимущество в игровых видах спорта является определяющим.

Гершкович: Фетисов поднял очень важную тему. О воспитании детей. Очень важно поменять философию и мотивацию детских тренеров. Сегодня руководство требует результата, высоких мест. Собирают отчетность И оценку работе тренеров дают не по тому, кого он воспитал. В европейских странах никто не оценивает тренера по тому, какое он место занял с десяти-двенадцатилетними футболистами. Оценивать надо по тому, приносят ли его воспитанники пользу футболу. А у нас требуют места. Еще Фетисов справедливо сказал, что сейчас семь дней в неделе тренируются. У детей нет детства. В спорт-классы детей привозят к восьми часам утра, и дальше учеба-тренировки до вечера. А им десять лет.

Фетисов: У нас академия детская в Домодедово, где мы воспитываем детей совершенно по другим методикам. Даем возможность познать им другие виды спорта. Развиваем двигательные навыки. Изучаем историю нашего спорта.

Поначалу мы всем проигрывали. Потому что у тех, кто катается семь дней в неделю, есть преимущество перед теми, кто катается три дня. Но сейчас мы начали побеждать. Самое страшное, что уже скауты десяти-двенадцатилетних ребят забирают в Москву. Родители должны тоже доверять нам, а не только видеть в своих детях будущих Овечкиных и Малкиных, зарабатывающих кучи денег. И не использовать своих детей, как инструменты для зарабатывания денег.

Гершкович: Сколько выходит из выпуска, если брать сто процентов — пять, или даже один процент, кто пошел дальше.

Фетисов: Поэтому нужно создавать полноценный студенческий спорт. В Москве и области сейчас около ста пятидесяти катков. И на них каждый год занимаются хоккейные команды по двадцать пять — тридцать человек. Просто умножите. И они уходят в никуда. Поэтому надо создавать студенческие команды. Так работает североамериканская система. Дающая шанс ребятам пробиться из университетов в профессиональный хоккей. Плюс ребята получают образование. Они не обижены, у них остается дело, на которое они потратили свое детство. Это тоже задача сегодняшних дней- реальную студенческую лигу делать. С нормальным календарем и всеми необходимыми атрибутами.

В Советском Союзе были спортивные общества, которые готовили спортсменов. А сейчас их нет. Поэтому студенческий спорт необходим.

Захаров: В конькобежном спорте, в шорт-треке очень много молодых тренеров, которые начинают работать сразу после завершения спортивной карьеры. Особенно их количество выросло за последние десять-пятнадцать лет. Зимние Олимпийские игры в Сочи 2014 года дали большой толчок для развития шорт-трека. Это достаточно простой вид спорта. Катков очень много — нужна простая хоккейная коробка европейского размера тридцать на шестьдесят метров. В Москве и Подмосковье созданы просто идеальные условия, чтобы шорт-трек развивался. В других регионах немного сложнее, где всего несколько крытых катков, и надо делить время с фигуристами и хоккеистами. Например в Республике Башкортостан хорошо развит хоккей и шорт-трек, а фигурного катания нет. Если бы еще чуть больше финансовой поддержки было тренерам, то они бы работали с еще большей отдачей. В 2016 году в Уфе детскому тренеру в начале работы как начинающему специалисту платили двенадцать тысяч рублей. Это правда сложно. Поэтому у некоторых молодых тренеров возникает желание вести дополнительные платные занятия.

— Будет ли полноценной заменой международным турнирам Кубок России по шорт-треку?

Захаров: Думаю, что полноценной заменой не будет. Но это будет очень хорошо для молодых спортсменов. Кто будет кататься вместе со своими кумирами на одном катке. Шорт-трек очень контактный вид спорта и ты постоянно должен соревноваться с сильнейшими. Поэтому лидеры могут терять навыки. Но у нас очень хороший тренерский штаб сейчас, очень хорошая команда. Даже две параллельные команды, одну из которых возглавляет опытный тренер, а вторую молодой и амбициозный. Это дает возможность конкурировать между собой. Но все равно взрослым спортсменам нужны международные старты. И скоро встанет вопрос о выездах. Возможно, будут проводится какие-то открытые соревнования, куда будут приезжать представители азиатских стран, которые достаточно сильны.

— Сейчас наши федерации и ассоциации подают иски в спортивный арбитраж. Стоит ли вообще заниматься этим?

Фетисов: Конечно. Надо не только иски спортивные, но и все, что связано с финансовыми потерями, с ущербом спортсменов, семей, болельщиков. Надо грузить именно тем, что люди потеряли. Спортивные организации должны быть вне политики. Я хорошо знаю бывшего главу ВАДА англичанина Крейга Риди. Он заявил, что российские и белорусские спортсмены не смогут поехать на Олимпиаду в Париж в 20234 году, потому что не смогут туда отобраться. Вы рекомендуете всем международным федерациям не допускать их до соревнований, не имея на это оснований, а потом говорите, что они не смогут отобраться. Одновременно с этими появляются какие-то команды беженцев, которые такие отборы не проходят. Много непонятного происходит. Самое страшное в спорте — изменение правил по ходу соревнования. Есть такое выражение monkey football – обезьяний футбол. Если дать обезьянам мячик, они будут его пинать, бегать непонятно куда и за кого. Мы примерно сейчас понимаем, что происходит в мировом спорте. Нужно четко прописать правила, что в случае каких-то конфликтов происходят определенные вещи. Но тогда это будет не спортивная, а политическая организация. За последние десятилетия было много похожих событий, по который накопилось много вопросов.

Обязательно надо добиваться. Я считаю, что мы мало получаем успехов в этом. Видимо у нас не хватает авторитета и тех людей, кто эти вопросы должен продвигать. Нужно сидеть под дверями МОК и требовать.

Нужно возвращаться к истокам. Много чего в олимпийской хартии написано. Рано или поздно любые конфликты заканчиваются. И будет сложно объяснять некоторые решения.

Захаров: Я сам писал письмо, которое зачитывали на конгрессе ISU. И подавал иск в составе комиссии спортсменов в CAS. У меня есть мечта — еще раз или несколько раз выиграть Олимпийские игры. И я не хочу, чтобы какие-то люди забирали мою мечту. Как спортсмен, я ни в чем не виноват. Я хочу соревноваться и показывать свою силу. И я уверен, что спортсменам из других стран интересно соревноваться с сильнейшими. Чтобы функционеры не чинили им преград. Я выступал на трех Олимпийских играх. И каждый раз в разном статусе под разным флагом. Это не совсем комфортно. Это никак не сказывается на нашем желании выиграть, но хочется выступать так, как мы выступали в Ванкувере и Сочи. Я не хочу, чтобы у меня забирали мою мечту, я хочу и дальше выступать.

Ответа никакого не было. Мое письмо выслушали и все. Если я буду постоянно сидеть под дверями суда в Лозанне, то я не смогу полноценно тренироваться. Я хочу, чтобы наши спортсмены имели чуть больше защиты.

Гершкович: Я никогда не думал, что такая мощнейшая система как ФИФА прогнется. Если был у руля сейчас Блаттер или Авеланж, в жизни бы такого не было. Мелковаты руководители. Поэтому таких и выбирают.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>