Что делать с большим урожаем зерна в условиях санкций

Что делать с большим урожаем зерна в условиях санкций

По оценке минсельхоза, в этом году урожай зерна составит около 150 млн тонн, из которых около 100 млн тонн — пшеница. Невероятный объем, который в стране не получали никогда. Последний рекорд в 2017 году был почти на 15 млн тонн меньше. Предыдущий рекорд по масличным в этом году тоже будет побит. Овощей предостаточно. И даже фруктов и ягод соберем больше, чем когда бы то ни было.

Теперь на повестке другие вопросы. Мы съедаем только около 80 млн тонн зерна. Переработать или экспортировать надо больше 60 млн тонн. По оценке Союза экспортеров зерна, сейчас экспорт отстает даже от прошлогодних темпов на 20%. Глава минсельхоза Дмитрий Патрушев недавно говорил, что с начала года вывезено лишь около 8,3 млн тонн зерна. Избытки надо где-то хранить.

«Зерном забили все склады, все приспособленные помещения. А еще идет подсолнечник. Куда его девать? Как его хранить?» — говорил недавно «Парламентской газете» президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов (АККОР) Владимир Плотников.

Экспорт идет слабо. А аграрии стараются придерживать зерно в надежде на рост цен. Понятно, что большой урожай давит на рынок, цены падают. Ко всему прочему Украина продолжает предлагать пшеницу в южных портах с сильным дисконтом, отмечают в «Русагротрансе».

По словам Дмитрия Патрушева, мощностей для хранения в России точно хватит. Другое дело, что сейчас — самое время подумать об увеличении переработки сельхозсырья как для внутреннего рынка, так и на экспорт. С начала года экспорт муки, например, вырос в четыре раза. А за последние пять лет в структуре экспорта продуктов переработки стало в полтора раза больше. Но этого сейчас недостаточно. Всякие загустители завозим из-за рубежа, а их можно произвести из нашего зерна.

Впрочем, чтобы переработать то же зерно, нужно как минимум оборудование. А оно в большинстве своем импортировалось из недружественных стран.

Технику будет производить очень сложно, считает президент «Агрифуд Стретеджис» Альберт Давлеев. Свои компетенции есть. Но полностью разрушено производство станков для изготовления оборудования. Если с тракторами еще можно разобраться, то, например, подшипники для пищевого производства закупались за границей, не говоря о комплексных производственных линиях. Их поставки и обслуживание сейчас практически прекратились, говорит Давлеев.

Сейчас самое время подумать об увеличении переработки сельхозсырья. С начала года экспорт муки, например, уже вырос в четыре раза
Чтобы иметь технологическую независимость, надо восстанавливать свои конструкторские школы, срочно увеличивать госзаказы по инженерным специальностям, которые раньше недофинансировали, считает председатель попечительского совета фонда премии им. Столыпина Мушег Мамиконян.

Производить все пищевое оборудование в России не получится и не нужно — нужна интеграция с дружественными странами, говорит президент фонда «Свое» Андрей Даниленко. Но нарастить свое производство оборудования придется. В этом смысле без помощи государства точно не обойтись. Впрочем, эксперт обращает внимание, что еще в начале 2000-х годов в России говорили, что от сельского хозяйства в стране ничего не осталось. А теперь думаем, куда бы экспортировать столько излишков. Государство на протяжении более 15 лет поддерживало отрасль — отсюда и результат. Значит, и с переработкой сырья проблемы можно решить — дело за господдержкой.

источник

Метки записи:  , , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>