В музее архитектуры им. Щусева открылась выставка «Архитектура памяти»

В музее архитектуры им. Щусева открылась выставка «Архитектура памяти»

В Государственном музее архитектуры им. Щусева открылась выставка «Архитектура памяти» (куратор Ксения Смирнова). Посвященная сохранению разрушенных во время войны исторических памятников, проектам восстановления городов и созданию военных мемориалов, она должна была открыться к празднованию 75-й годовщины Победы. Но COVID-19 смешал планы, и выставка открылась в июне этого года.

Идею выставки сформулирована на открытии Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры им. А.В.Щусева: восстановление памятников, утраченных в военное время, — это восстановление самосознания народа. Под сводами Аптекарского приказа — фотографии и кинохроника со съемкой послевоенных руин Великого Новгорода, Истры, Севастополя, Сталинграда. Глядя на эти кадры, по-новому оцениваешь колоссальный труд восстановления.

Впрочем, архитекторы начали участвовать в спасении памятников во время войны практически сразу после того, как упали первые бомбы. Уже летом 1941 года под руководством Бориса Иофана был разработан проект маскировки центра Москвы. Он предполагал два вида маскировки — плоскостную и объемную имитацию. Первая должна была дезориентировать пилотов бомбардировщиков и защитить памятники архитектуры. Деревянные щиты закрыли звезды на кремлевских башнях, а купола соборов в сердце города одели в защитные чехлы. Крыши и фасады зданий в Кремле перекрашивались, чтобы создать иллюзию городских кварталов с плотной застройкой. И, разумеется, никакой подсветки не было. Увидеть, как выглядела маскировка Кремля во время войны, можно на выставке.

С объемной имитацией было сложнее. Макеты ложных городских кварталов должны были появиться на открытых площадях и на речной глади. Фанерные пристройки, декорации из тканей, искусственные и живые деревья маскировали вокзалы, мосты, театры, церкви. На окраинах города были выстроены обманки — ложные нефтебазы, заводы и аэродромы, призванные увести вражескую авиацию от стратегических объектов.

Одновременно Москва «окапывалась». Метро служило бомбоубежищем, порой — спальней, даже залом заседаний. При этом строительство линий метро продолжалось и в 1942-1943 годах. Метро тоже стратегический объект. В разделе, посвященном Москве, можно увидеть проекты станций метрополитена, построенные в середине войны, фотографии того времени, воспоминания горожан.

Уже в конце 1942 года при Академии Архитектуры СССР начали формировать мастерские, которые должны были заняться проектами восстановления городов. К работе привлекли «зубров»: Алексея Щусева, Льва Руднева, Бориса Иофана, Владимира Гельфрейха.

Мастерская Алексея Щусева разработала проект восстановления Новгорода. «Замечательные памятники Новгорода или вовсе разрушены, или стоят без крыш и куполов. Лучше других сохранился древний Кремль с его стенами и башнями. Софийский собор имеет пробоины в двух куполах. Из золоченой меди, которой была покрыта глава собора, немцы делали портсигары», — писал Щусев о своих впечатлениях от Новгорода. Представленные на выставке архивные фотографии свидетельствуют о масштабе разрушений. На снимке храма Спаса Преображения на Нередице 1944 года почти невозможно узнать памятник архитектуры ХII века. Бесценные фрески за небольшим исключением почти все погибли. Восстановление памятника, меньше половины объема которого уцелело, продолжалось несколько десятилетий. Восстановление города шло быстрее — проект Щусева был в значительной степени реализован.

Меньше повезло Истре, проектом восстановления которой занималась также мастерская Щусева. Архитектор предлагал превратить Истру в курорт, сделать из города такой Сочи на севере. Проект Щусева учитывал природные особенности окрестностей города и его историческое прошлое. Некоторые городские здания по проекту академика должны были напоминать образцы русской архитектуры ХVII века, особенно любимой архитектором. На центральной площади должны были появиться здания красного кирпича с белой отделкой. Наличники окон украсила бы майолика, подобная керамическим украшениям Новоиерусалимского монастыря. Фрагменты уцелевшей монастырской керамики сейчас представлены в экспозиции. Жилая застройка могла бы остаться деревянной и малоэтажной. Какой могла бы быть Торговая площадь Истры, можно судить по акварельной графике Щусева. К сожалению, проект Щусева не был реализован. Хорошо, что хотя бы удалось восстановить собор Новоиерусалимского монастыря, очень пострадавший во время войны. На фотографии 1943 года можно видеть черное паникадило, словно с небес спускающееся среди руин шатра Воскресенского собора. Здесь же обмерные чертежи собора, по которым восстанавливали памятник.

Не были реализованы и проекты Григория Бархина и Моисея Гинзбурга по восстановлению Севастополя. Но художественный потенциал проектов тех лет во многом предопределил развитие градостроительной мысли.

Отдельный сюжет выставки — мемориалы, увековечивающие память героев Великой Отечественной. Практически во всех проектах: от Москвы до Берлина, от Сталинграда до Ленинграда — они включены в ансамбль городов, которые поднимались из руин. Проекты, фотографии и архивные документы, многие их которых представлены впервые, дают пищу для размышлений.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>