«У коллектива состояние шока»

«У коллектива состояние шока»

10 февраля указом министра культуры Российской Федерации Ирина Лебедева была снята с должности директора Третьяковской галереи. На ее место назначена Зельфира Трегулова, до сегодняшнего дня занимавшая пост главы музейно-выставочного объединения РОСИЗО (бывший Центр художественных выставок и пропаганды изобразительного искусства «Росизопропаганда»). Сразу после известия мы поговорили с главным хранителем Третьяковской галереи, вторым человеком в музее, Татьяной Городковой, а также взяли комментарий у руководителя департамента культуры Москвы Сергея Капкова и директора департамента культурного наследия Минкульта Михаила Брызгалова.

Татьяна Городкова: Я могу вам рассказать, как свидетель, как это происходило. В полдень 10 февраля в Третьяковскую галерею вошел Владимир Мединский вместе с Михаилом Брызгаловым с Зельфирой Трегуловой. Нас собрали у заместителя гендиректора, и министр культуры произнес дословно следующее: «Коллеги, информирую вас, что подписан приказ об увольнении генерального директора. С сегодняшнего дня у Третьяковской галереи новый директор — Трегулова. Я прошу вас продолжать работу. Мы не потерпим никакого саботажа. Если кто-то будет это допускать, просим подавать заявления на стол, все будут уволены».

Он как-то объяснил это свое решение?

Мы попросили объяснить причины увольнения, поскольку для нас это было полным шоком. Но никаких объяснений озвучено не было. Единственное, что нам было сказано: Третьяковской галерее было необходимо придать новый импульс.

Вы это как-то связываете с процессом смены руководства ведущих музеев, в частности ГМИИ имени Пушкина?

Я думаю, что это другая волна, потому что Ирина Лебедева возглавляет Третьяковскую галерею лишь с 2009 года. Летом был заново подписан пятилетний контракт. В случае с Ириной Антоновой (многолетний директор ГМИИ имени Пушкина, занявшая должность президента музея) это была смена возрастного состава в силу объективных причин. В данной ситуации все выглядит по-другому, потому что Зельфира Трегулова — человек одного поколения с Ириной Лебедевой. Говорить, что убирается пожилой директор и назначается молодой и перспективный «менеджер с новым мышлением», который придаст новый импульс, нелогично. Внятных причин, по которым произошла смена руководства, мы от министра культуры не услышали.

Каковы, по-вашему, мотивы этого решения?

Думаю, данный вопрос нужно задать министру культуры… У коллектива состояние эмоционального шока. Мы бы хотели услышать разумные аргументы. Знаем, что деятельность директора музея (как и любого государственного учреждения культуры) жестко контролируется выработанной системой: следят за всеми показателями деятельности музея, есть критерии оценки эффективности руководителя. Каждый квартал мы заполняли эти показатели: посещаемость, приобретение, хранение, реставрация, организация выставок, лекций. Мы по всем пунктам эти показатели перевыполняем. Свидетельством, что деятельность Третьяковской галереи оценивается высоко, является то, что музей и в прошлом, и в позапрошлом году получал дополнительное премирование от министерства культуры. Я сейчас говорю о каких-то объективных, формальных показателях — оценка успешности или неуспешности деятельности музея и человека, который им управляет. Можно сравнить состояние Третьяковской галереи пять лет назад и сейчас, и многое станет ясно. Деятельность музея у всех на виду: и в СМИ, и в музейном сообществе, и в российском и мировом культурном пространстве. Третьяковская галерея энергично набирает обороты. Сейчас пройден довольно сложный период, связанный с реорганизацией структуры, с выстраиванием основных направлений движения музея.

Была озвучена такая претензия, как затянутое строительство нового корпуса.

Всегда можно предъявлять какие-то претензии. Я сейчас стою под окном в кабинете. Внизу полным ходом идет стройка нового корпуса. Это тоже большой и длительный процесс. Когда Ирина Лебедева стала директором, вопрос о стройке получил новое прочтение. Задумывался корпус очень давно. Камень, на котором написано, что здесь будет возведен новый корпус, стоял уже много лет, но в силу разных обстоятельств строительство откладывалось. Мы довольно долго и вдумчиво перерабатывали внутреннее содержание проекта. Затем занимались переоформлением земли, на которой должен был быть построен новый корпус. Словом, шел нормальный процесс. Он никогда не тормозился. А сейчас у нас стоит два огромных крана, я вижу толпу рабочих, и странно говорить, что стройка тормозится. Она идет.

Коллектив намерен что-то предпринять по поводу смены руководства?

Мы понимаем, что с формальной точки зрения министр культуры имеет право подписать такой приказ. Но нам бы очень хотелось, чтобы последствия этого получили общественное звучание, чтобы люди задумались, кто и кого у нас увольняет и как это происходит. Речь ведь идет о том, что в одночасье уволен генеральный директор Государственной Третьяковской галереи — национальной сокровищницы Российской Федерации. И если были какие-то претензии, то в чем они выражались? Где хоть один выговор министра культуры? Или любое иное недовольство нашей деятельностью? Сплошные благодарности ото всех: Франция награждает Лебедеву орденом Почетного легиона, Италия — своими государственными орденами. У нее репутация блистательного директора мирового уровня. Может быть, чего-то не понимаем? Но мы профессионалы музейного дела, и мы хотели бы, чтобы к нам и нашей деятельности относились с уважением, а не угрожали увольнением. Музей — это наша жизнь. И больно, когда с нами так поступают и когда так поступают с человеком, который возглавляет наш коллектив.

В ответ на запрос из ведомства директора департамента культурного наследия Минкульта, возглавляемого Михаилом Брызгаловым, поступило следующее заявление.

Понятны опасения и страхи любого сотрудника при смене руководства учреждения. Но понимание того, что происходит вокруг галереи, видимо, есть не у всех. Например, о темпах и качестве стройки второй очереди нельзя судить по наблюдениям из окна. Попытки создать из бывшего директора «жертву власти» неудивительны, но это за гранью добра и зла: претензий к Ирине Лебедевой как искусствоведу не было и нет. Именно поэтому ей сразу были предложены варианты работы.

Но не должно быть скандальной ауры, связанной со стройкой, конфликтом с московскими коллегами, посетителями, вокруг Третьяковской галереи — крупнейшего музея и гордости страны! Третьяковская галерея должна быть удобным, родным домом для каждого, кто имеет отношение к изобразительному искусству: знает его, любит или хотя бы хочет узнать что-то новое. С этой задачей должна справиться Зельфира Трегулова. И в решении этой сложнейшей задачи ей нужно помочь, а не препятствовать. У нас нет оснований не доверять ей как профессионалу высочайшего класса и порядочному человеку.

Мы попросили прокомментировать вышесказанное руководителя департамента культуры Москвы Сергея Капкова.

Сергей Капков: Как вы знаете, новое здание Третьяковской галереи находится на территории «Музеона» на Крымской набережной. Это место стало большим арт-объектом. Весь прошлый год, особенно летний сезон, был посвящен данной теме — там люди гуляют, проходят фестивали, различные другие акции. «Музеон» у нас — парк уличной скульптуры. И мы много раз предлагали руководству ГТГ открыть их двор, сделать совместные концерты, продлить работу музея, чтобы завсегдатаи парка Горького стали также посетителями Третьяковки. И чтобы шел обратный процесс. Мы хотели, чтобы различные творческие мастерские, пленэры, которые работают внутри Третьяковки, могли выйти на территорию парка. Но не нашли никакой поддержки у руководства музея. Напротив, получили жалобы на имя Дмитрия Медведева и вице-премьера Ольги Голодец на действия городских властей. Дескать, мы парализуем работу Третьяковки, из Крымской набережной сделали пешеходную зону и т.п. Ну то есть взаимодействие с ГТГ тормозилось на всех уровнях. Вот так у нас было.

Прежний директор работал долгое время в Третьяковке, а новый — человек со стороны, это вызывает недоумение у коллектива…

А почему человек должен быть изнутри? Зельфира Трегулова — известный человек в музейной среде, которого я тащил, если можно так сказать, на работу, предлагал возглавить РОСИЗО. Она в течение года сделала несколько больших замечательных выставок, в том же Манеже, поэтому я считаю ее назначение совершенно оправданным — она большой профессионал, известный человек в музейной среде. Новый руководитель галереи — человек очень системный, неконфликтный, человек, который может выстроить отношения и с городскими властями. Для Третьяковки это важно, они строят новый корпус. Зельфира сможет вернуть былую славу так называемому новому зданию, потому что оно находится на стратегическом маршруте между парком Горького с музеем современного искусства «Гараж» и классическим зданием Третьяковской галереи. Мы планируем, что это будет большой музейный квартал. С прошлым руководством ГТГ нам не удалось договориться, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. Предыдущее руководство игнорировало все инициативы города.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>